Золотистый шмель на душистый клевер (воспоминание о В.С. Гребенникове). Biolon. 19.08.2009

Biolon. 19.08.2009

ЗОЛОТИСТЫЙ ШМЕЛЬ НА ДУШИСТЫЙ КЛЕВЕР (Воспоминание о В. С. Гребенникове).

Перебирал на днях архивы, наткнулся на эту фотографию. Сразу вспомнился 1977 год, зима. Несколькими месяцами ранее я с большим скандалом уволился из НИИ химизации сельского хозяйства Сибирского отделения ВАСХНИЛ. Работал уже не в Краснообске, а в самом Новосибирске.

В это время мою мать положили в одну из новосибирских больниц лечиться модной тогда акупунктурой. Я стал ее навещать там, благо от моей службы было двадцать минут пешком. В одно из посещений родительницы я увидел на большом зеркале, стоявшем в фойе на ее этаже у самого входа необычный для больницы рисунок.

Какими-то нежными пастельными красками там были нарисованы цветочки розового клевера, листики и устремившийся к ним шмель. Господи, подумал я - так может рисовать только один человек в мире - Гребенников. Спросил у вышедшей ко мне мамы: «Кто это рисовал?». «У нас в отделении лежит замечательный художник. - Ответила она. - Это его работа. Лечится от нервов… Зовут Виктор Степанович».

Через несколько минут, приглашенный мамой, ко мне вышел исхудавший Виктор Степанович Гребенников. Мы обнялись… Я и не знал, что он попал в больницу после сильнейшего нервного срыва. История эта описана в одном из «Писем внуку». Его лучшие картины с чудесными изображениями насекомых, висевшие на высоких стенах в коридорах Института, в одну из ночей были злобно исчерканы, повреждены. Кое-где на оскверненных картинах были видны оскорбительные надписи, сделанные человеком, не чуждым энтомологии.

Теперь я стал навещать и его в больнице. Появилось время для задушевных разговоров. Там он мне поведал о концлагере. Я спросил, за что его преследуют так жестоко всю жизнь? Он поправил очки, вздохнул и ответил: «А что бы просто меня не было в этом мире. Пока я есть - их нет…» Тогда я был молод и не понял, что он имел в виду.

В то время директором Института был некто Климашевский. И в больнице Гребенников мне рассказал такую историю. В те социалистические времена на всех предприятиях было социалистическое соревнование. Везде в конце года подводили итоги, начисляли баллы за работу, присуждали места, выделяли премии. Вот и в Институте подвели итоги, и оказалось, что с большим отрывом лидером в этом соцсоревновании стал скромный энтомолог Гребенников. Он не имеет не только ученой степени, но и даже высшего образования. Но он печатает множество статей, публикует книги, участвует в конференциях и экспедициях.

На профсоюзном собрании, где огласили итоги соревнования, Климашевский капризно-злым голосом поздравил победителей соревнования. Но добавил, что условия этого соревнования нуждаются в совершенствовании. И действительно - усовершенствовали. К обычным баллам за работу ввели специальные коэффициенты. Если ты просто младший научный сотрудник - тебе коэффициент единица. Если еще и кандидат наук - коэффициент 1,3. Ну, если доктор - 1,8. Зав. Отделом - получай 2,0.

Для должности старшего энтомолога ввели самый низкий коэффициент - 0,6. Оцените - во всем Институте был только один человек с такой должностью - Гребенников.

И что вы думаете? Уже при новых правилах соцсоревнования Виктор Степанович снова далеко оставил остепененных коллег и вышел на первое место. Вот после этого ему и устроили стресс с картинами.

Рассказывал мне это Виктор Степанович без злобы, с интеллигентной дворянской иронией. Помолчав, добавил: «Интересно, если я все-таки выберусь из этого дурдома, они, наверное, для меня введут коэффициент 0,2…»

Гребенников выбрался из больницы и продолжил свою бесконечную работу. А помог ему шмель с клевером, которых он нарисовал зубной пастой с добавлением акварельных красок на больничном зеркале. Он сам сказал, что стал по настоящему выздоравливать после того, как снова начал изображать любимых членистоногих.

Мама мне тогда говорила, что Виктор Степанович рисовал и других насекомых на оконных стеклах в палатах. Но я их не видел, а сфотографировал на память этого золотистого шмеля.

Виктор Фефелов.