Полеты В.С. Гребенникова при помощи гравитоплана (1989 — 1990 гг.)

Параллельно с изучением физических свойств Находки — конструированием-усовершенствованием гравитоплана — Гребенников совершает также полеты при помощи этого аппарата, на достаточно большие расстояния (порой до 1000 км.), с достаточно длительными интервалами движения (порядка одного часа).

Каждый полет представлял собой не легкую прогулку, а непростую работу, порой крайне опасную — с поломками и авариями...

И снова мне помог случай, а точнее — мои друзья-насекомые. И снова пошли бессонные ночи, неудачи, сомнения, добывание недостающих материалов, поломки, даже аварии... ММ, с.201 - ММ, с.202.

Полет этот совсем не похож на то, что мы испытываем во сне — именно с такого сна я когда-то начинал эту книгу. И это не столь удовольствие, как работа, порою очень трудная и небезопасная: приходится не парить, а стоять; вечно заняты руки; в нескольких сантиметрах от тебя — граница, разделяющая это пространство от того, внешнего, граница невидимая, но очень коварная; все это пока что достаточно неказисто, и мое творение отдаленно напоминает разве что... больничные весы. ММ, с.206.

Путь мой был долгим — не менее сорока минут от Новосибирска. Устали руки, которые не оторвешь от регуляторов, устали ноги и туловище — приходится стоять чуть ли не по стойке смирно на этой маленькой платформочке, к вертикальной колонке которой я привязан... ремнем. ММ, с.212.

Каждый такой полет был детально запротоколирован в его рабочих дневника. К большому сожалению, после смерти Гребенникова в 2001 г., дальнейшая судьба этих очень востребованных дневников до сих пор не известна.

Судите об этом по отрывку из моих рабочих дневников, конечно, обработанному для этой книги и поэтому сильно упрощенному и сокращенному; фото и рисунки помогут вам в восприятии и оценке написанного. ММ, с.202.

Конкретно, первые свои полеты при помощи гравитоплана он осуществляет весною-летом 1989 г., в основном посещая созданные им энтомологические заказники.

Зимою 1989-1990 гг. он не летает. Со слов Гребенникова на то есть несколько причин. Во-первых — зимой не летается, во-вторых — в этом нет необходимости, поскольку в эту холодную пору года насекомые в Природе не активны.

Лучше всего летается — пишу без кавычек! — в летние ясные дни. В дождливую погоду это сильно затруднено, и почему-то совсем не получается зимой. Но не потому, что холодно, я мог бы соответственно усовершенствовать свой аппарат или сделать другой, но зимние полеты мне, энтомологу, просто не нужны. ММ, с.201 - ММ, с.202.

В марте 1990 года, в ночь с 17-го на 18-е, Гребенников совершает очередной испытательный, но первый в том году, полет при помощи гравитоплана в окрестностях Новосибирска. Полет был крайне неудачный. Подробно о нем Гребенников расскажет в нескольких своих публикациях.

С помощью божественнейшей из наук — бионики, ныне в нашей стране забытой (думаю, что сознательно, дабы затормозить прогресс), мне, который выведал у Мироздания малую толику этого секрета, удалось сконструировать и изготовить некие аппараты, сначала неказистые, а потом более компактные, с помощью каковых аппаратов я мог перемещать себя, не без великого риска, на весьма предалекие расстояния, что немного описал в подробных рукописях, частицы коих были опубликованы новосибирской газеткой Молодость Сибири в №51 1992 года, то есть в декабре, и столичным журналом Техника — молодежи, №4 за 1993 год — обе с фотографами взлётов и с описанием одного воздушного ночного путешествия, столь неудачного, что я едва уцелел; к сожалению, газетные редакторишки изрядно подпортили эти мои отрывки, указав, будто это был первый мой полёт, в то время как он был очередным испытательным; допустили они ещё кой-какие ошибишки. ПВ-2, с.165.

Летом 1990 г. Гребенников осуществляет свои завершающие полеты при помощи гравитоплана.

Рассказ об одином из таких полетов в июле 1990 г. — Гребенников берет за основу пятой главы своей книги Мой мир, которую так и называет Глава V. ПОЛЕТ (к слову — первоначальная название этой главы было Насекомые и НЛО).

Целью этого полета было посещения некоторых своих энтомологических заказников. Это очередное путешествие оказалось очень опасным для его здоровья. При посещении заказника на землях совхоза Лесной, его атаковала группа подростков, которые избили Гребенникова и если бы не защита пчел-мегахил — возможно он был бы убит.

Будьте здоровы, ребята! Хорошо бы, чтоб моя энтомологическая книга хоть как-то, но попала бы на глаза кому-нибудь из вас, и вы бы узнали себя, вспомнив то июльское утро, синий разбитый жигуленок, залихватские удары цепью, а потом ногами, по человеческому беззащитному телу, и тысячный рой крохотных звенящих насекомых, от которых вы в панике укатили, не доведя до конца свою забаву, — благо, мотор тогда еще работал. ММ, с.285.

Также Гребенников упоминает о некоторых деталях других своих полетов. К сожалению точные даты этих путешествий пока установить затруднительно.

В частности, об еще одном крайне неудачном полете, Гребенников упоминает в той же Главе V. ПОЛЕТ — об одном катастрофическом падении вместе с гравитопланом по причине слета левой рукояти с оси руля гравитоплана.

В результате этой аварии сам Гребенников сильно не пострадал, но на месте падения образовался необычная земляная воронка, а сам гравитоплан был существенно поврежден.

Однажды при быстром спуске, в режиме свободного падения, левая рукоять... слетела, и быть бы мне в лучшем мире, но я не только не разбился, а даже не почувствовал удара, лишь тьму: платформочка проделала в пашне — хорошо что не на дороге! — довольно глубокий колодец, сначала вертикальный, а затем забирающий в противосолнечную сторону. Из этого чудо-колодца я не без труда извлек и себя, и свой аппарат, конечно же, изрядно пострадавший; но больше всего хлопот доставил колодец: он не имел отвалов! Пришлось проявить немало изобретательности, чтобы его спешно замаскировать — видимый с дороги, он вызвал бы немало толков, а то и, чего доброго, навел бы на виновника каких-нибудь не в меру ретивых следопытов. ММ, с.223.

Косвенно Гребенников также в Главе V. Полет упоминает об полетах, в которых из пробирок исчезали насекомые, взятые с мест посадки.

Опасения эти у меня вот от чего: взятые там насекомые из пробирок, коробок и других вместилищ... исчезают, большей частью, бесследно; один раз пробирку в кармане изломало в мелкие осколки, в другой раз в стекле получилась овальная дырка с коричневыми, как бы хитиновыми краями — вы видите ее на снимке; неоднократно я чувствовал сквозь ткань кармана подобие короткого не то жжения, не то электроудара — наверное, в момент исчезновения пленника. И лишь один раз обнаружил в пробирке взятое мною насекомое, но это был не взрослый ихневмоновый наездник с белыми колечками по усам, а его... куколка — то есть предшествующая стадия. Она была жива: тронешь — шевелит брюшком. К великому моему огорчению, через неделю она погибла и засохла. ММ, с.206.

После завершающих полетов в 1990 г., Гребенников разбирает гравитоплан, а детали его рассредотачивает по разным местам дабы избежать использования сей Находки в бесовских человекоубийственных целях разными сволочными людишками.

Неискушённого в физике читателя не буду утомлять таинствами физического вакуума, континуального пространства, вихревыми трубками Бернулли, энергией гравитонов и прочим; интересующихся же отошлю к научным трудам своим, каковые нетрудно будет разыскать принятым в научной информатике способом; должен только сказать, что все секреты Мироздания я не раскрыл даже в них, дабы избежать использования сей Находки в бесовских человекоубийственных целях разными сволочными людишками вплоть до власть предержащих, и пусть для них эти мои строки останутся старческими пустыми фантазиями. ПВ-2, с.165.

А вот работу с гравитопланами пришлось прервать: те из физиков, кто ко мне доброжелателен, сказали, что, мол, поторопился с находкой, ибо в ней затронуты такие малоизученные свойства основ Мироздания — Материи, Пространства, Времени,- что ретивые экспериментаторы могут сейчас натворить немало бед. ММ, с.318.

Но на этом исследование физических свойств Находки Гребенников не завершил.

Его следующим прибором/аппаратом/гравитопланчиком, при помощи которого он продолжил исследования Находки и ее связи с Материей, Пространством, Временем, Гравитацией и Жизнью стал Концентратор Волн Материи.