Конструирование гравитоплана (1988-1990 гг.)

C самого момента открытия (лето 1988 г.) антигравитационных структур некоторых насекомых, Гребенников вплотную и достаточно интенсивно приступает к изучению физических свойств Находки.

В качестве одного из возможных методов исследования своего нового открытия, Виктор Степанович выбирает метод конструирования некого летательного аппарата, в основе работы которого лежит одно из свойств этой Находки.

Вот с этого примечательного случая, собственно, все и началось. А закончилось сооружением моего, пока неказистого, но сносно работающего гравитоплана. Сибирский Левша или укротитель полтергейста? МС, 13-19.12.1992, №51.

В последствии, этот необычный летательный аппарат, при помощи которого он перемещал себя в пространстве, Гребенников будет называть гравитоплан, экранолет или просто аппарат.

С помощью божественнейшей из наук — бионики,... мне,... удалось сконструировать и изготовить некие аппараты, сначала неказистые, а потом более компактные, с помощью каковых аппаратов я мог перемещать себя, не без великого риска, на весьма предалекие расстояния... ПВ-2, с.165.

Конструирование гравитоплана с постоянным усовершенствованием его характеристик осуществлялось, в глубочайшей тайне от других, непосредственно самым Гребенниковым на протяжении двух лет: с лета 1988 г. по лето 1990 г.

Получалось, что я стою на пороге еще одной из тайн? Именно так. И снова мне помог случай, а точнее — мои друзья-насекомые. И снова пошли бессонные ночи, неудачи, сомнения, добывание недостающих материалов, поломки, даже аварии... А посоветоваться не с кем: засмеют, если не хуже... Но смею сказать тебе, читатель: счастлив тот, у кого более-менее нормально работают глаза, голова, руки — руки должны быть мастеровыми, умелыми! — и радость Творчества, даже не завершенного успехом, поверьте мне, куда выше и ярче, чем получение диплома, медали, авторского свидетельства. ММ, с.201 - ММ, с.202.

Фантастика? Да как сказать... Одним словом, прерванная рукопись этой книги два года лежала без движения, потому что щедрая и древняя Природа, опять же через моих друзей-насекомых, вдруг взяла и выдала мне еще Кое-Что, сделав это, как всегда, изящно и ненавязчиво, зато быстро и убедительно. И целых два долгих года Находка не отпускала меня от себя — хотя освоение ее, как мне казалось, шло стремительно. Но это всегда так: когда дело интересное, новое,- время летит чуть ли не вдвое быстрее. ММ, с.204.

Основным же применением гравитоплана стало посещение-обследование Гребенниковым основанных им энтомологических заказников.

В этих экскурсиях, для читателя несомненно фантастических, а для меня ставших уже почти привычными, я доверяю лишь им — изображенным на этих страницах друзьям-насекомым, и первое практическое применение этой моей последней Находки было, да и сейчас остается, энтомологическим — обследовать свои заветные уголки, запечатлеть их сверху, найти новые, неизвестные еще мне, Страны Насекомых, нуждающиеся в охране и спасении. ММ, с.204.

Тем более что использую свою находку, как может вам показаться, до глупости нерационально — всего лишь для посещения своих энтомопарков. ММ, с.210.

В этот же период, параллельно с конструированием/усовершенствованием гравитоплана, Гребенников совершает и полеты при помощи его, порой крайне опасные — с поломками и авариями...