Шаг чётвертый. «Ученье-свет». Ю. Светлаков. В кн. Запрещенный «Шаг за горизонт», Кемерово, 2009, с.20-22

Шаг четвёртый. Ученье — свет

В этой главе остановлюсь лишь на двух учениях.

Чуть-чуть о Живой этике и столько же об открытии Гребенниковым полостных структур.

Первое моё знакомство с Живой Этикой было связано с передачами о Перевоплощении, о карме, о чакрах.

Потом была встреча с автором удивительных книг: Радуга чудес, Звезды Манчжурии Альфредом Хейдоком. Он жил в городе Змеиногорске в обычном двухэтажном бараке. Снимать его в квартире опекунша не разрешила. Поэтому мы 98-летнего старца снимали недолго на улице, под чириканье воробьев.

— Как постичь Живую Этику?

— Выберите себе Учителя, сделайте его своим Владыкой. Таким может быть любой, к кому тянется ваша душа, кому вы доверяете. Это может быть Христос, Будда, Платон и многозначительный в земной иерархии человек. Тот, к кому у вас величайшая симпатия, ибо без любви ничего в мире не может осуществиться. Учение Живой Этики навязывать никому нельзя.

Николай Константинович Рерих сообщил мне, что Великие Учителя Шамбалы дали новое Учение, новую Философию. Всё есть Карма. Закон Кармы гласит: Нет явлений без причины.

— Это учение недалеко от марксизма.

— Коммунистическое учение пропагандировалось Буддой и Христом. Потом всё испортили. Прекрасная мечта будет осуществлена только тогда, когда человечество поднимется на новую степень сознания. По закону циклов мы подошли к времени образования нового человечества, новых перемен в природе. Начинается новый век. Агни Йога дается для того, чтобы встретить этот период подготовленными. Новые энергии придут к человечеству.

Хотите, открою тайну? Нынешний Владыка Шамбалы в одном из прошлых своих воплощений — это преподобный Сергий Радонежский. Сейчас он стоит во главе Шамбалы, он полон великой любви и сострадания к человечеству.

— Хотелось бы переснять ваши письма Рериху.

— Когда меня арестовали, весь архив забрали и уничтожили. Ничего нет.

— Вы счастливый человек?

— Безусловно. Это не значит, что жизнь была легкая. Жизнь была трудная, опасная. Но я считаю себя счастливым человеком, потому что я встретил Николая Константиновича Рериха.

Захлопнулась дверь. Через месяц Хейдока не стало.

Теперь о полостных структурах.

Поздней осенью 1995 года я ехал в Новосибирск на встречу с Виктором Степановичем Гребенниковым. О нём я знал только понаслышке, что он, на основании изучения насекомых, создал из трубчатых структур летающую платформу и без всякого двигателя летал над Новосибирском, как на ковре-самолёте. Об этом написано в журнале Техника — молодёжи №4 за 1993 год.

— Вероятно, в благодарность за то, что я ещё пытаюсь своих насекомых охранить от вымирания, — говорил Гребенников, — они за это выдают мне некие свои тайны. Одна из них. Около многоячеистых гнёзд подземных пчёл я обнаружил странное, неизвестное до сих пор науке волновое поле. Я стал изучать. Оказалось, что если в многоячеистом предмете, ритмически расположить отдельные элементы, то он способен непонятным образом, воздействовать на живые организмы. Я назвал это эффектом полостных структур. Это то, что называют телекинезом. Всё это совершенно объяснимо. Никакие НЛО, инопланетяне, барабашки здесь абсолютно не при чём.

Всё это техногенная вещь.

Естественно, я не мог не спросить о гравитолёте.

— Полёт был совершён в ночь с 17 на 18 марта 1990 года. Подъём начался вроде бы нормально. Через несколько секунд я был в метрах ста над землёй... Почему я не раскрываю суть своей находки — принципа действия гравитолёта?

Во-первых, для доказательства нужно иметь время и силы. Ни того, ни другого у меня нет.

Вторая причина моего нераскрытия более объективная. Лишь у одного вида сибирских насекомых я обнаружил антигравитационные структуры. Я не называю даже отряд, к которому относятся уникальные насекомые. Где гарантия того, что не уничтожат последний экземпляр этого чуда природы?

— С чего всё началось?

— Однажды летом 1988 года я разглядывал в микроскоп хитиновые покровы насекомых. Положил на предметный столик микроскопа небольшую вогнутую хитиновую пластинку, чтобы её рассмотреть и, почти без всякой цели, положил было на неё пинцетом другую точно такую же пластинку. Но не тут-то было — она вырвалась из пинцета, повисела пару секунд в воздухе над той, что на столике микроскопа, немного повернулась по часовой стрелке, съехала вправо, повернулась против часовой стрелки, качнулась и лишь тогда быстро упала на стол...

Что я пережил в тот миг можете представить!

Вот с этого примечательного случая, собственно, всё и началось, а закончилось сооружением моего пока неказистого, но сносно работающего гравитоплана.

Если подобного рода аппараты сейчас понадавать нашим Вершителям Судеб, что же из этого получится? Я не хочу быть виновником этого явления. Пусть лучше это будет фантастика и выдумка старого чудака.

Так, пожалуй, будет безопасней.

Более того, мои многолетние хлопоты о научном признании этого открытия заканчивались отказом: По данной заявке на открытие дальнейшая переписка с вами нецелесообразна. Гравитолёт пришлось рассредоточить, разобрать, разнести. Хвалиться неохота, но вряд ли кому домочадцы позволят этими фокусами заниматься дома.

Надо отметить, что наш А.Г.Тулеев не раз материально поддерживал исследования Гребенникова. В своё время Гребенниковым были созданы пять заповедников для насекомых. Сегодня они все уничтожены.

Из письма В.С.Гребенникова А.Г.Тулееву:

...За всю свою взрослую (послелагерную) жизнь я натворил следующее:

1. Организовал и запустил в работу два детских эколого-эстетических центра.

2. Организовал две детских художественных школы.

3. Организовал первый в СССР заповедник для малой живности.

4. Организовал музей.

5. Выставкам нет числа.

6. Научных трудов 150.

7. Подарил несколько уникальных своих находок и технологий: бионических, физических и аэроэкологических.

Другой бы стал миллионером. Но в стране дураков, каковой её намеренно сделали, не хотят этого видеть...

— Жизнь очень коротка. Человек мужского пола, в ельцинской России должен уйти в 50 с чем-то лет. А мне, простите, 67. Так что я уже не имею права существовать, тем более, сниматься. Меня как бы нет. Обидно другое. Большая часть жизни, не считая лагерей и тюрем, ушла на борьбу со всяким невежеством и непониманием. КПД крайне низок.

Гребенников задумался. Потом произнёс: И тем не менее....