Крылатые хищницы. В.С. Гребенников. Молодой сибиряк, 30.05.1965

Скан/Scan

Из записок энтомолога-любителя

Крылатые хищницы

Багровое, потускневшее солнце величаво опускается в голубоватую мглу, нависшую над бескрайними степными просторами. Мы с маленьким Сережей здесь с утра: небольшой островок берез и осинок, окруженный со всех сторон морем пшеницы, дал нам богатую добычу. Днем на его опушках высоченные цветущие травы кишели живностью. Множество пакетов с различными бабочками, морилки, заполненные всевозможными насекомыми, баночки с живыми гусеницами, немало интереснейших наблюдений — вот наши охотничьи трофеи. Дичь исчисляется не единицами, а сотнями — какой даже самый удачливый охотник может похвалиться столь богатыми трофеями?

Готова мягкая постель из душистого сена, на расчищенной полянке сложены сучья для костра. Неподалеку заскрипел коростель, где-то из пшеницы отозвался другой — неторопливо перекликаются в вечерней тишине невидимые птицы. Высокое-высокое лазурное небо еще пронизывают жемчужные лучи закатившегося уже солнца. Скоро наступит летняя ночь — теплая, тихая, полная чудес.

Захваченные торжественностью этой минуты, мы не замечаем, что совсем низко над травой проносятся большие стрекозы — коромысла. Пытаюсь взять стрекозу сачком, но ее плохо видно в полумраке. Тогда ложусь на землю, и на фоне светлого неба вижу сразу несколько темных силуэтов крупных стрекоз, неторопливо снующих на бреющем полете низко над землей.

Не насытившись за день, неутомимые и прожорливые хищницы торопятся воспользоваться последними минутами, охоты. Вечером разные летающие насекомые, готовясь ко сну, снижаются к земле, и растениям, а стрекозы — тут как тут.

Сделав крутой вираж, хищница налету хватает зазевавшегося комара — я вижу, как она уже жует свою добычу. Через несколько секунд снова молниеносный маневр, комар еще во рту, а в лапах — новая жертва, на этот раз бабочка. Делаю короткий взмах, и стрекоза уже бьется в сачке. Достаю ее — сильную, глазастую, с голубым узором по брюшку, и отнимаю большую белую пяденицу, попавшую в лапы хищнице. Мощные челюсти продолжают сжимать останки незадачливого комара.

Целый день крылатая охотница бороздила небо, хватая свои жертвы одну за другой, а аппетит ее не убавился и поздним вечером! Эта попрыгунья-стрекоза сумеет себя прокормить, не обращаясь, как в известной басне, к муравью за помощью, да еще и людям принесет немало пользы. Сколько докучливых комаров и мошек, вредных бабочек и мух истребит она за день!

Пристроившись на земле, легко снимаю одну за другой несколько стрекоз. Они летают совсем рядом: пролетит немного по прямой, развернется, снова летит прямо на меня, прихватывая по пути насекомых. Днем поймать на лету такую стрекозу не так просто — полет ее быстр, зрение острое, а сейчас добыча чуть ли не сама летит в сачок.

— Папка, — просит Сережа, — дай и мне половить!

Отдаю ему сачок, он садится на корточки и легко берет пару увлекшихся охотой стрекоз.

Становится еще темней, и все стрекозы вдруг исчезают — наверное, им уже ничего не видно.

Всего несколько минут продолжалась эта необычная стрекозиная охота.

Сложив дичь в большую морилку с парами эфира, заканчиваем охоту и мы.

Зажигаю костер. Потрескивают сухие сучья, и легкие трепетные искры поднимаются высоко-высоко над росистыми травами и притихшими березками, к загорающимся на вечернем небе звездам.

В. ГРЕБЕННИКОВ.

Исиль-Куль.